НАЦИОНАЛЬНЫЙ БРЕНДИНГ . АБХАЗИЯ
 
Отель-ресторан-пивоварня
"Ольденбург"
 
 

 

Туристическое агентство
"Экспресс"
 
 

 

Гостиничный комплекс
"Астория"
 
 


Ресторан "Мельница"
 
 

Публикации

КЛАСТЕРНАЯ ПОЛИТИКА В АБХАЗИИ

Поделиться

Публикации | ПОПУЛЯРНОЕ | Лейла ТАНИЯ | 22.01.2016 | 11:14

Как и в большинстве развитых стран, устойчивое развитие Республики Абхазия предполагает определение общегосударственных стратегических целей, приоритетов и механизмов их практической реализации, что предусматривается, в частности, Законом о государственном прогнозировании и программах социально-экономического развития РА. Перечень необходимых к разработке целевых программ в данном законе свидетельствует о междисциплинарном научном подходе, который государство намерено использовать при формировании общенациональной стратегии развития на долгосрочный период. 

Однако существующая на сегодня управленческая практика в РА демонстрирует определенный дефицит инструментов взаимной корреляции и синергии отраслевых программ развития. Между тем, оптимальный эффект для общенационального развития может иметь именно системный подход в реализации стратегических целей и ориентиров, когда, к примеру, внешняя политика использует специфические дипломатические и иные ресурсы, в том числе и для решения собственно экономических задач, а наука, культура или туризм способствуют успехам государства на международной арене и т.д. В данном обзоре обсуждается потенциал некоторых отраслевых инноваций в системном стратегическом планировании устойчивого развития РА, в частности, потенциал синергетического взаимодействия Кластерной политики государства и стратегии Национального Брендинга.

Актуальность

Общеизвестно, что с древнейших времен Абхазия являлась перекрестком цивилизаций и торгово-транспортных путей в Евроазиатском геоэкономическом ареале, а также частью Великого Шелкового Пути через Кавказский хребет. Транскавказская железнодорожная магистраль, лучший по своим техническим характеристикам в регионе Сухумский аэропорт, Черноморские порты – все это и сегодня предопределяет чрезвычайно выгодное географическое и стратегическое положение Абхазии как части транспортного коридора на пересечении транзитных линий Север-Юг и Восток-Запад, на стыке международных геополитических интересов в Черноморско-Кавказском регионе. Эти факторы обусловливают наличие определенного геоэкономического потенциала Абхазии как регионального актора, весьма востребованного в контексте не только долгосрочных перспектив стратегического партнерства Абхазии и России, но и стабильного развития региона в целом.

Эксперты отмечают уникальные природно-климатические условия, включая плодородие почвы и годовой температурный режим, высокие показатели экологической среды, в том числе запасы и качество питьевой воды, возможности производства экологически чистой энергии, минеральные природные ресурсы, сельскохозяйственный, курортно-туристический и оздоровительный потенциал Абхазии, древние памятники истории, религии и культуры, что обеспечивает высокий собственно экономический потенциал РА. 

Однако несмотря на объективные природоресурсные возможности и позитивные ожидания в связи с внушительной финансовой помощью России в последние годы, успехи Абхазии на обозначенных политико-экономических треках выглядят более чем скромно, что требует диверсификации общих подходов как к стратегическому планированию, так и к непосредственному освоению предполагающейся финансовой поддержки в рамках Инвестиционной Программы на 2015-2017 гг . 

Анализ осуществленных проектов Комплексного плана социально-экономической поддержки РФ на 2010-2013 гг. показывает, что в управленческой методологии РА преобладает даже не отраслевой, а объектный метод планирования проектов в различных сферах, что нивелирует мультипликативный и синергетический эффекты от их реализации, не говоря уже о единой логистической модели, связывающей все реализуемые проекты в единую систему стратегического планирования. 

Во многих развитых странах успешно апробированным дополнением к традиционному (отраслевому или объектному) планированию является кластерный подход, оптимальный для развития не только самого кластера, но и определенной территории или страны в целом. По оценкам экспертов, «к настоящему времени кластеризацией охвачено около 50% экономик ведущих стран мира. В США в рамках кластеров работает более половины предприятий. В ЕС насчитывается свыше 2 тыс. кластеров, в которых занято 38% его рабочей силы. Полностью охвачены кластеризацией датская, финская, норвежская и шведская промышленность. На промышленные кластеры Италии приходится 43% численности занятых в отрасли и более 30% объема национального экспорта. Примером сильных международных кластеров являются сети Лондона. Перечень их видов деятельности включает предоставление финансовых и деловых услуг, туризм, рекламу, фармацевтику, изготовление одежды и т.п. Наиболее мощный в Великобритании кластер построен на предоставлении финансовых услуг. В Нью-Йорке существует свой финансовый кластер – Уолл-стрит». (1) 

В 2012 г. Правительством РФ был утвержден перечень 25 инновационных территориальных кластеров, относительно которых Министерству экономического развития России поручено сформировать меры государственной поддержки. Среди этих мер значительное место занимают субсидии со стороны государства. Выработаны специальные «ПРАВИЛА распределения и предоставления субсидий из федерального бюджета бюджетам субъектов Российской Федерации на реализацию мероприятий, предусмотренных программами развития пилотных инновационных территориальных кластеров», а общую координацию деятельности органов исполнительной власти по этому направлению осуществляет департамент инновационного развития Министерства экономического развития Российской Федерации. Кроме того, постоянно работают научные Форумы и торгово-финансовые публичные площадки, осуществляется процесс обмена опытом с известными мировыми кластерами Швейцарии, Бельгии, Нидерландов и др. стран.

Российский опыт пока еще небольшой, но весьма обнадеживающий, о чем свидетельствует ее активная кластерная политика – созданы и уже работают, в частности, Камский инновационный территориально-производственный кластер (РТ), Аэрокосмический кластер Самарской области, Ядерно-инновационный кластер (г. Димитровоград, Ульяновской области), кластер Академгородка (г. Новосибирск), кластер Республики Мордовия «Энергоэффективная светотехника и интеллектуальные системы управления освещением», Кластер малотоннажной нефтехимии Республики Башкортостан, Томский инновационный территориальный кластер (фармацевтика, медицинская техника, информационные технологии), кластерная система Алтайского края (2). 

Максимальный эффект кластерной политики в условиях РА, на наш взгляд, может быть достигнут посредством ее сочетания с другим инновационным подходом - стратегиейНационального Брендинга (НБ), также предполагающей не только и не столько традиционный объектно-отраслевой метод, состоящий в создании бренда отдельных отраслей, товаров, услуг, объектов промышленности или туризма, а Бренда страны как таковой. Общеизвестно, что бренд страны и бренд ее товаров - это разные вещи, хотя и взаимосвязанные. Стоимость товаров на внешнем рынке зачастую определяется не только и не столько их качеством, сколько брендом страны их происхождения. НБ является целенаправленной политикой по формированию позитивной, яркой и запоминающейся репутации страны с целью получения практических дивидендов во внешней среде (прежде всего, прибыли или наценки на товары/продукты за счет бренда страны), а также по повышению инвестиционной привлекательности: ведь хорош известно, что инвестиции, как и туристы, прежде всего идут в Страну и только потом в отдельные ее отрасли, проекты или отели. Именно Бренд страны в целом может стимулировать развитие отдельных национальных брендов, обратный же процесс в условиях международной изоляции Абхазии скорее исключение, чем правило. 

НБ подразумевает реализацию позитивных характеристик страны с целью извлечения прибыли, что, с одной стороны, сближает его с имиджеологией, а с другой, проводит границу между этими понятиями, ведь имидж в отличие от бренда не имеет ценовой характеристики и может быть не только положительным, но и отрицательным. В этом контексте сложно не заметить, что в последние годы усилился негативный международный фон вокруг Абхазии и, соответственно, ужесточился режим ее изоляции: теперь уже даже абхазские дети и спортсмены, как правило, не могут участвовать в тех международных мероприятиях, в которых они участвовали еще несколько лет назад. Активное лоббирование Грузией санкций в отношении Абхазии обосновывается с помощью грубейшей фальсификации не только событий недавнего, но и глубокого исторического прошлого, но что самое главное и опасное, обвинительной аргументацией международно-правового характера в адрес Абхазии ( «оккупация», этнические чистки, массовые нарушения прав грузин и т.д.) как на различных официальных, так и неофициальных международных площадках. Абхазия же лишена возможности представлять собственные аргументы на международной арене, будучи ограниченной преимущественно Женевским форматом и некоторыми форматами неофициального грузино-абхазского диалога. 

Между тем усилившийся международный обвинительный тренд в отношении РА и соответствующее этому тренду усиление ее политико-экономической изоляции отрицательно влияют не только на политические аспекты, но и на перспективы экономического развития РА. Абхазия, полностью разрушенная прошедшей грузино-абхазской войной, все еще не прошла этапа полноценной послевоенной реабилитации, которую должно было бы осуществить международное сообщество в качестве компенсации ущерба, что, как правило, осуществлялось им во многих странах, пострадавших от вооруженной агрессии. В случае же Абхазии специальная донорская, в т.ч. безвозмездная, помощь была оказана и продолжает оказываться стране-агрессору - Грузии. Поэтому вполне объяснимы сложности, с которыми сталкивается Абхазия, пытаясь осуществитьодновременно поствоенную экономическую реабилитацию (т.е. как минимум восстановление полностью разрушенной инфраструктуры) и запуск собственно программ социально-экономического развития. 

Национальный Брендинг как системная стратегия

Национальный Брендинг (НБ) как системная стратегия мог бы сыграть роль инструмента диверсификации, объединив специфические ресурсы самых разных направлений и сфер деятельности абхазского общества. Возможности НБ хорошо известны за рубежом и относительно недавно стали активно использоваться и в РФ. Основоположник метода бренд-индексирования стран и городов - С. Анхольт, анализируя факторы, влияющие на привлекательность стран (культура, туризм, политика, экономика, социальный климат, человеческий капитал и т.д.), составлял рейтинг привлекательности стран, выставляя количественное значение каждой из исследуемых стран, превращая таким образом страну в «товар», бренд, который можно более или менее успешно «продвинуть» на международных политических, экономических и прочих рынках. По мнению Анхольта, для успешного Национального Брендинга необходима одновременная и согласованная работа по шести его основным направлениям: внешняя и внутренняя политика, туризм, инвестиции, увеличение экспорта и культура/традиции/ история / человеческий капитал / народ. Публичная дипломатия, маркетинг, медиа, IT-технологии, инновации, наука, культура, сотрудничество бизнеса, общественных и государственных организаций – все это методы, используемые как в кластерной политике, так и в Национальном Брендинге государств. Их сочетание, на наш взгляд, может дать инновационный импульс для устойчивого развития страны и становления конкурентоспособной политико-экономической модели государства на долгосрочную перспективу при условии, что будет адекватно обозначена базовая Концепция как Бренда страны в целом, так и логистики Кластерной политики в целом и отдельных кластерных проектов. 

Очевидно, что в основе концепции Бренда Абхазии как государства, его конкурентоспособности и инвестиционной привлекательности должны лежать эксклюзивные, уникальные характеристики, отличающие ее от соседних стран региона со сходными климатическими и географическими условиями и часто с лучшими социально-бытовыми условиями жизни и туристического сервиса на данном этапе. Кроме того, учитывая фактор стратегического партнерства РФ и РА, важно исключить по возможности конкурентный характер Брендов этих стран - стратегических союзников, тем более, что политико-экономические достижения Абхазии как государства объективно усиливают интеграционную привлекательность и геоэкономический потенциал России как регионального и глобального международного игрока. Базовыми параметрами Бренда РА, в частности, могли бы быть следующие: 

Культурно-историческое наследие Абхазии, т.е. национальная культура, традиции, философия Апсуара и история абхазского народа, включая историю его национально-освободительной борьбы. Мир должен иметь больше объективной информации и сочувствовать автохтонному абхазскому народу в его национально-освободительной борьбе за независимость, поддержанной и практически всеми остальными проживающими сегодня в РА этническими группами. Факт межконфессиональной и межнациональной гармонии в Абхазии также выгодно подчеркивает демократический характер государства. Очень важны эмоции, которые вызывает история народа и страны у окружающего мира. К примеру, известный фильм «Храброе сердце» о борьбе за независимость Шотландии со звездой Голливуда в главной роли оказался не просто выгодным коммерческим проектом, но и вызвал позитивные эмоции, сопереживание и сочувствие к судьбе шотландцев во всем мире. В 2015 г. – в год столетия армянского геноцида реализуется множество проектов, в том числе совместные российско-армянские фильмы с участием в главных ролях мировых звезд Дастина Хоффмана и Алена Делона, что, безусловно, будет иметь важный брендинговый эффект для Армении. Для Абхазии пример Армении, которая уже 100 лет напоминает миру о геноциде и добилась в этом успеха, весьма показателен – ведь и парламент РА в 1997 г. квалифицировал как геноцид (3) весь период пребывания абхазов в составе советской автономии Грузии, а также события периода грузинской оккупации Абхазии 1918-1921 гг., которым через три года исполнится тоже 100 лет. Человеческий капитал, яркие личности соотечественников и их достижения, наука, культура оказывают позитивное влияние на Бренд страны, однако в условиях политической и культурной изоляции эти составляющие брендинга задействовать в полную силу сложно из-за частых запретов на участие в международных мероприятиях не только политикам, но и детям, спортсменам, деятелям культуры, науки, общественного спектра. В этом контексте необходимость реализации более действенной политики деизоляции на международной арене очевидна, требующей для усиления конечного эффекта координации концептуальных и практических позиций РА и РФ как стратегических партнеров в соответствии с подписанным в 2015 г. Меморандумом о координации их внешнеполитической деятельности. 

Экология, т.е. высокоэкологичная жизненная среда (питьевая вода - продукты питания - горы - воздух - море); Люди должны знать, что приехав в Абхазию, они, как минимум, получат натуральное здоровое питание и высокоэкологичную окружающую среду. 

Инновационно-оздоровительный потенциал, включая науку, медицину, биотехнологии, сервис и т.д.; Мир должен знать об эксклюзивных традициях и новых достижениях абхазской науки и практической медицины.

Международное и региональное позиционирование РА. Абхазия потенциально страна со специфической геоэкономической нишей в региональном разделении труда в Черноморско-Кавказском регионе: это - транзитно-логистический узел (хаб), региональный финансово-экономический и туристический центр. В свете доминирования конфронтационного тренда в отношениях РФ и Запада, подключение Абхазии к процессам конструктивного взаимодействия субъектов интеграционных процессов, в частности, ЕАЭС, БРИКС, ШОС и ЕС в Черноморско-Кавказском регионе в рамках международной экономической и публичной дипломатии могла бы способствовать созданию выигрышного Бренда Абхазии, а, следовательно, и России как ее геополитического покровителя. Координация действий РФ и РА объективно способствовала бы упрочению региональной стабильности и безопасности, в отличие от тех региональных акторов, в частности, Грузии, которые не удовлетворены сложившимся Статус-кво и планируют его изменить, что чревато весьма рискованными последствиями для всего региона, остающимся в целом на данный момент достаточно предсказуемым и поддающимся антикризисному управлению, прежде всего со стороны ведущего игрока в регионе – РФ, но также и со стороны других заинтересованных региональных акторов. 

Таким образом, Национальный Брендинг — это комплекс мер в сфере туризма, культуры, внутренней и внешней политики, экспорта, и инвестиций по разработке и имплементации стратегии построения бренда государства, направленный на улучшение имиджа страны, воспринимаемого как местным населением, так и иностранцами и активируемого с помощью различных инструментов (коммуникации, маркетинговые инструменты, публичная дипломатия и т.д.) (4). 

Слоган Национального Бренда Абхазии и его визуальное изображение – дискуссионный вопрос и требует соответствующей экспертизы, однако уже сейчас можно говорить, что все возможные составляющие Бренда Абхазии формируют некую эмоционально окрашенную реальность ( что необходимо для любого бренда, т.к. в первую очередь он действует на уровень эмоций и только потом на уровень «рацио» ) – Абхазский Мир Апсуара – Абаза. Этот мир и есть отличающийся от конкурентов на внешнем, в том числе туристическом, рынке абхазский эксклюзив, уникальная реальность, в которой древняя история Страны Души органично сосуществует с современными ценностями свободы, демократии, добрососедства народов и экономического сотрудничества государств. 

Кластерный подход как фактор политики и экономики

Целям реализации комплексного политико-экономического подхода для среднесрочного и долгосрочного стратегического развития Абхазии, на наш взгляд, вполне соответствует Кластерный подход, суть которого сводится к так называемой модели тройной спирали – взаимодействия власти, бизнеса и науки, обеспечивающей их синергию, конкурентоспособность и нивелирование рисков. 

Автором собственно кластерной теории в ее нынешнем понимании стал американский экономист Майкл Портер. «Он первым наиболее законченно концептуализировал феномен кластера и определил его как «сконцентрированную по географическому признаку группу взаимосвязанных компаний, специализированных поставщиков, поставщиков услуг, фирм в соответствующих отраслях, а также связанных с их деятельностью организаций (например, университетов, агентств по стандартизации, а также торговых объединений) в определенных областях, конкурирующих, но вместе с тем ведущих совместную работу». (5)

Эксперты отмечают, что «природу кластера может раскрыть обращение к этимологии слова. Английское слово cluster – кисть, пучок, гроздь, куст – используется для обозначения какой-либо конфигурации (формы) элементов, связанных или расположенных близко вместе. Таким образом, для того чтобы быть кластером, группа географически соседствующих взаимосвязанных компаний и связанных с ними организаций должна действовать в определенной сфере, характеризоваться общностью деятельности и взаимодополнять друг друга. В настоящее время применение кластерного подхода рассматривается в качестве одного из наиболее эффективных путей развития территорий. Также существует такое понятие, как «кластерный капитал». Он представляет собой объединенные экономические отношения хозяйствующих субъектов по поводу получения добавленной стоимости, взаимодействие которых обусловлено долговременным соединением промышленного, финансово-кредитного, человеческого, коммуникативного капиталов... Несмотря на существование внутренней конкуренции между однородными участниками кластера, внешняя конкуренция представляет кластер в качестве единого образования с особой идентичностью, который вступает в соперничество с иными кластерами и крупными корпорациями на глобальном рынке. В данном контексте целостность кластера в мировом масштабе, в глобальной конкуренции за потребителя и ресурсы, создает основания для развития тесной кооперации внутри кластера и увеличения производительности всех его участников с целью повышения конкурентоспособности конечного продукта кластера на мировом рынке». (6) 

Кластеры, как смешанные, так и однородные, являются организационно-управленческим подходом, позволяющим объединить собственно коммерческий и стратегический потенциал экономики РА в единый логистический комплекс практических действий, что создает новые возможности для Национального Брендинга, поскольку «кластеры выступают и как Форум, в рамках которого ведется диалог между деловыми, правительственными и научными кругами о путях развития конкурентных преимуществ в рамках региона, страны…» (7)

Существует также и ряд преимуществ кластеров, связанных со снижением социального дисбаланса из-за сильной поляризации доходов населения, большая часть которого сегодня лишена государственной поддержки их бизнес-инициатив. В этом контексте показательно, что в абхазском обществе большое внимание уделяется условиям получения финансовой поддержки в рамках Инвестпрограммы со стороны РФ и, как правило, озвучивается опасение, что по существу предполагается поддержка только крупного бизнеса в то время, как малый и средний бизнес, и без того испытывающий большие проблемы, не будет иметь возможности участия в бизнес-инициативах Инвестиционного Агентства РФ. Как отмечает Председатель ТПП РА Г.Гагулия, Инвестагентство – «проект вроде бы неплохой, но непонятен механизм его исполнения…В любом случае - приятно одно: есть возможность получить прямые инвестиции в виде денег. Есть, правда, один нюанс - принимаются те проекты, в которых заявитель обязуется внести от 10 до 20% своих собственных средств. Тут возникают вопросы. Допустим, я представляю проект на 50 миллионов, 20% от них - это 10 миллионов. А кто может заплатить такие деньги? Значит, доступ к этим ресурсам будут иметь только богатые люди. А как тогда говорить о развитии тех или иных проектов, у которых нет начального капитала? Может, они представят самые лучшие проекты, но у них нет этих 20%». (8)

Кластерный подход позволяет поддержать все виды бизнеса и сбалансировать конфликт интересов малого и крупного бизнеса посредством общего финансирования кластера, структура которого включает разные по формату и отраслевой направленности проекты, что будет иметь важный эффект не только в контексте стимулирования экономического развития страны через поддержку малого и среднего бизнеса, но и в контексте нейтрализации определенных вызовов для социально-экономической стабильности общества. Общая практика кластеров такова: «средние и мелкие предприятия формируют сателлитные образования вокруг крупных групп и становятся их поставщиками. Крупные компании делегируют им производство промежуточных продуктов и сферу сопутствующих услуг, что оказывает мощное влияние на средний и малый бизнес, способствуя его инновационной ориентации и достижению им качественно нового уровня технологии, организации и управления производством во всех иных сферах хозяйственной деятельности. Поэтому именно от взаимодействий внутри кластеров, от способности их участников эффективно использовать внутренние и мобилизовать внешние ресурсы зависит конкурентоспособность всего кластера. Ядро кластера (центры дохода) – это те организации, которые вносят основной вклад в результаты работы кластера; резервы роста – это те структуры и организации, потенциал которых не раскрыт полностью. (9)

Как отмечалось, в Абхазии уже много лет с помощью РФ финансируются различные социально-культурные и экономические проекты, но отсутствие единой территориальной взаимосвязи и логистики проектов не позволило существенным образом изменить общую социально-экономическую ситуацию в стране, поскольку не было создано самостоятельных механизмов экономического развития и рентабельности проектов. Некоторые проекты просто остановились, несмотря на серьезные вложения ( фруктовые плантации, молочный завод и др.). 

Кластерный подход позволяет финансировать те же самые «отдельные» проекты, однако объединенные в единую синергетическую сеть в рамках Кластера, они могут существенно улучшить собственную конкурентоспособность и рентабельность, и, главное, создать новые инструменты развития бизнеса и повышения инвестиционной привлекательности страны в целом. 

По критерию уровня участия государства сложились две модели кластерной политики. Первая - в США, Англии, Австралии, Канаде, где роль государства сводится, как правило, к снятию барьеров для естественного взаимодействия рыночных механизмов кластера, вторая - в Сингапуре, Республике Корея, Японии, Швеции, Франции, КНР и Саудовской Аравии со значительной большей активностью государства, которая заключается не только в выборе приоритетных направлений кластеризации, но и в формировании ключевых инструментов государственной поддержки развития кластеров, включая прямое финансирование. В России в 94 % кластерных инициатив активную роль играет государство. Ведущей тенденцией кластеризации сегодня является развитие мировых инновационных кластеров, в том числе выходящих за рамки отдельных государств – международных и трансграничных. При этом ядром кластеров нового поколения становятся университеты, вокруг которых формируется пояс малых инновационных предприятий и старт-апов.

Цель кластерной политики в Абхазии заключается в модернизации и оптимизации социально-экономического развития страны с использованием кластерного подхода.

Задачи кластерной политики: 

1. Формирование государственной концепции развития приоритетных национальных кластеров. Определение приоритетных национальных кластеров – смешанных или однородных (к примеру, транспортно-логистических, туристических, пищевых, финансовых, промышленных, текстильных, биоинновационных и биофармацевтических и др.) и территорий их локализации.

2. Формирование условий для развития приоритетных кластеров, в том числе, стратегий, пошаговых «дорожных карт» и мер государственной поддержки развития кластеров.

3. Обеспечение эффективной методической, информационно-консультационной и образовательной поддержки в реализации кластерной политики. 

4. Обеспечение координации деятельности в рамках модели «тройной спирали»: государство, бизнес, наука.

5. Модернизация научно-образовательной и исследовательской среды для перспективных национальных кластеров.

6. Формирование активной технологической политики: активизация трансферта технологий в кластерах и усиление роли компаний, целью которых являются освоение и внедрение на рынок нового продукта или технологии, а в перспективе и самостоятельная разработка.

7. Повышение инновационной активности в бизнес-секторе.

8. Содействие включенности перспективных национальных кластеров в международное и региональное разделение труда. Выход на региональные рынки за счет кластерных механизмов повышения конкурентоспособности и реализации стратегии Национального Брендинга. 

Механизмы реализации кластерной политики в РА

Правовые механизмы:

• Государственная программа социально-экономического развития РА на 2015-2025 гг.

• Закон «О государственной поддержке инновационно-научной деятельности в РА». 

• Постановление Правительства РА «Об утверждении планов по созданию и развитию пилотных национальных кластеров в приоритетных секторах экономики».

• Постановление Правительства РА «Об утверждении программы создания и развития национального кластера» (для каждого конкретного кластера).

• Постановление Правительства РА «Об утверждении дорожной карты формирования национального кластера» (для каждого конкретного кластера).

• Постановление Правительства «О мерах государственной поддержки развития национальных кластеров в РА».

• Постановление Правительства «Об оценочных критериях результативности государственной поддержки кластерных инициатив». 

Организационно-экономические механизмы:

• Создание уполномоченного органа Исполнительной власти по реализации кластерной политики в РА, в том числе обеспечивающего инфраструктурную и инновационно-технологическую поддержку развития кластеров.

• определение механизмов и пакета мер поддержки, направленных на стимулирование кластерных инициатив.

• Создание Управляющих Советов конкретных кластеров с целью практической реализации кластерных инициатив с участием местных исполнительных органов, представителей кластеров, инвесторов и научно-исследовательских кругов.

• оказание приоритетной государственной поддержки кластерным инициативам посредством финансовых и нефинансовых мер поддержки (субсидирование, гарантирование, выделение территории, инфраструктурная и сервисная поддержка и др.).

• приоритетное кредитование проектов кластеров с разделением рисков между банками второго уровня, государственными агентами и заемщиками.

• долгосрочные государственные заказы субъектам кластерных инициатив. 

• мониторинг эффективности системы сотрудничества и кооперации между участниками кластера, поскольку именно механизм синергии и кооперации является тем критерием, который позволяет считать объединение разных участников кластером, имеющим право на государственную поддержку.

Кадровые механизмы: 

• мероприятия по определению потребности в трудовых ресурсах участников кластера.

• мероприятия по подготовке и повышению квалификации предпринимательских, научных, инженерно-технических и управленческих кадров. 

• Проведение образовательных и квалификационно-обучающих мероприятий, в том числе с зарубежными специалистами; зарубежные стажировки.

Научно-методические механизмы:

• Методические разработки по созданию и функционированию национальных кластеров в РА (с учетом зарубежного опыта и местной специфики). 

• мероприятия по развитию сектора инновационных, научных исследований и разработок в контексте потребностей Кластера.

• Выработка единых стандартов господдержки кластеров - «Правила распределения и предоставления субсидий из государственного бюджета на реализацию мероприятий, предусмотренных программами развития пилотных территориальных кластеров в РА»

• Поддержка научных центров для развития кластеров через выделение грантов от государства.

• Диалоговые форматы для обмена опытом реализации кластерной политики разными государствами.

• Создание венчурных предприятий и научно-технических фирм. 

Информационные механизмы:

• Создание интернет-ресурсов для поддержки национальных кластеров.

• Проведение международных конференций, Круглых столов и семинаров, связанных с Национальным Брендингом и кластерными инициативами. 

• Мероприятия по реализации брендинговой стратегии кластеров.

• Проведение выставочно-ярмарочных мероприятий в рамках кластерных инициатив.

На данном этапе в РА вполне вероятно создание различных типов кластеров - как многоотраслевых, так и однородных: промышленных, аграрных, туристических и др. Однако с учетом сложившихся реалий, необходимости брендинговой политики и стратегического взгляда на экономическое развитие Абхазии, включая ее региональное позиционирование, особый интерес вызывают возможности Агро-Финансово-Туристического кластера (АФТК), в качестве «ядра» которого рассматривается многоотраслевой туризм. По результатам исследований, «как правило, наиболее эффективны кластеры, имеющие наибольшее количество индустрий в своем составе или связей с разными учреждениями. Особенность кластера состоит в том, что он открывает возможности для решения проблем местного значения для реализации различных региональных проектов:диверсификации структуры экономики, увеличения занятости, роста уровня жизни населения и т.д. за счет возможности использовать продукт одной отрасли для нужд других, возникновения устойчивых связей между несколькими отраслями в одном регионе. (10)

АФТК представляется коммерчески и политически высокорентабельным проектом, поскольку по своей сути ориентирован на выполнение триединой задачи государственной важности: стимулировать развитие важнейших отраслей реального сектора, сформировать выигрышный Бренд страны, а также повысить ее инвестиционную и политико-экономическую конкурентоспособность во внешней среде. 

Как показала сложившаяся практика, «структура любого вида кластеров - промышленных, инновационных, финансовых или смешанных включает в себя 4 вида элементов: Ядро, дополняющие, обслуживающие и вспомогательные участники. «Ядро» кластера составляют компании – производители основного продукта, вокруг которых концентрируются остальные участники. Дополняющие виды деятельности осуществляют компании, функционирование которых направлено на обеспечение деятельности основных производителей продукта. «Обслуживающие» компании предоставляют сервисное обслуживание основных фирм – производителей кластера: финансовые, маркетинговые, консультационные, ремонтные и прочие услуги. Вспомогательные участники – компании, наличие которых желательно для обеспечения экономического успеха кластера, но не является обязательным. К данной группе могут быть отнесены организации по сотрудничеству, в некоторых случаях таковыми могут являться НИИ, экспертные и образовательные учреждения. Особую роль в кластере играет государство, которое формирует институционально-правовые условия для реализации кластерных инициатив, организуют площадку для диалога и согласования интересов участников, предоставляют финансовую поддержку отдельным кластерным инициативам, в частности, в РФ предусмотрены специальные субсидии для отдельных участников кластеров" (11)

Основными преимуществами Агро-финансово-туристического кластера (АФТК) в Абхазии являются:

• мультипликативный и синергетический эффекты от взаимодействия разных отраслей (туризм, финансовый сектор, сельское хозяйство, переработка, промышленность, сфера услуг и т.д.);

• единый со всей территорией РА законодательно-правовой режим АФТК, способствующий дальнейшему вовлечению в кооперационные связи различных субъектов экономики РА; 

• создание кластерного капитала, что позволит предотвращать финансовые риски основных и дополняющих компаний кластера, увеличивать ликвидность финансовых институтов кластера и их клиентскую базу, создавать ресурсы для внутренних инвестиций в кластере и по стране в целом;

• повышение конкурентоспособности всех без исключения участников кластера, отраслей агропромышленного комплекса и АФТК в целом;

• возможность в последующем за счет кластерного капитала внутреннего инвестирования деятельности элементов кластера - разных компаний малого и среднего бизнеса, взаимосвязанных в АФТК;

• поддержка и взаимодействие в рамках кластера различных видов бизнеса - малого, среднего и крупного. 

• обеспечение лучших возможностей для выхода на внешние рынки как АФТК в целом, так и его отдельным участникам и отраслям экономики, в частности, сельскому хозяйству, автономно;

• повышение инвестиционной привлекательности АФТК, его отдельных участников и экономики Абхазии в целом.

Туристический компонент АФТК

Как отметил президент Хаджимба Р.Д., туристическая отрасль является локомотивом экономики РА, поэтому логично предполагать в качестве Ядра АФТК именно туристический комплекс. Причем, предполагается для усиления синергии ориентация на несколько направлений туризма – деловой туризм и туризм для отдыха: культурно-познавательный (исторический и религиозный), этнографический, экологический, курортно-оздоровительный и экскурсионный. Все эти виды туризма являются важной составляющей Национального Брендинга, который, в свою очередь, оказывает эффект «позитивного бумеранга», т.е. обратного позитивного воздействия НБ страны на эти же отрасли и его конкурентоспособность в туристической сфере. 

Управление АФТК может осуществляться, в частности, в форме государственно-частного партнерства, а также должен быть создан единый Логистический центр управления из представителей госструктур, бизнеса, общественных и научных организаций и, вероятно, Управляющая компания. 

При том, что в Абхазии имеется некоторое количество отелей современного дизайна, в целом с функциональной точки зрения туристическая инфраструктура выглядит малопривлекательно для различных видов туризма. В частности, новая инфраструктура требуется для сегментов делового, этно-исторического и курортно-оздоровительного туризма. Особенно важным на начальной стадии в целях Национального Брендинга, т.е. прежде всего улучшения инвестиционного имиджа страны и активизации деловой активности, представляется наличие Отелей, обеспечивающих круглогодичное постоянное проведение Форумов, Конференций и других медийных, экономических, культурных и публичных мероприятий. 

Туристический компонент АФТК в стандартном варианте может быть представлен следующими объектами ( возможны вариации):

• Отель (несколько Отелей) с номерами вип-уровня, для делового контингента туристов и отдыхающих туристов с номерами разной ценовой категории (предполагается увеличение числа отелей по мере успешного развития кластера и их дальнейшая специализация по категориям туристов);

• Пляж; 

• Музей древней и современной истории РА, Музей Свободы Абхазии; 

• Этнографический экскурсионный комплекс;

• Культурно - деловой центр с несколькими Конференц-залами, кинотеатром, рестораном, несколько кафе, концертный зал.

• Ярмарка торговых брендов Абхазии;

• Торговый комплекс; 

• Экскурсионное бюро - для обеспечения востребованности и доступа туристов ко всем экскурсионным объектам, в том числе горного туризма;

Многие из этих элементов АФТК уже были и еще, вероятно, будут заявлены в качестве отдельных проектов на финансирование в рамках программ господдержки и кредитования от Инвестагентства РФ. На наш взгляд, более эффективным управленческим решением в ходе реализации программ сотрудничества Министерства Экономики РА и Инвестагентства РФ было бы предварительное объявление о тендере проектов определенной направленности (с учетом приоритетности определенного вида кластеров) и включение этих и других поступающих бизнес-проектов (например, аграрных или этнотуристических) в заранее смоделированную конфигурацию кластеров, включая Агро-Финансово-Туристический Кластер, но не отдельное финансирование заявленных в рамках конкурса проектов без учета их взаимной корреляции. Кроме того, не следует недооценивать возможный негативный общественный резонанс вследствие наблюдаемого на данном этапе перекоса в сторону финансирования проектов крупного бизнеса ( по абхазским меркам) в ущерб малому и среднему бизнесу, что может произойти в случае объектного, а не кластерного принципа при отборе проектов. 

Как уже отмечалось, Кластерный подход позволяет поддержать все виды бизнеса и сбалансировать конфликт интересов малого, среднего и крупного бизнеса посредством общего финансирования АФТК, структура которого включает разные по формату и отраслевой направленности проекты. 

Этнографический и культурно-познавательный туризм наряду с религиозным чрезвычайно популярны в мире, что отвечает универсальной потребности человека в познании окружающего мира. Музей древней и современной истории Абхазии, Музей Свободы с отдельным залом, посвященным национальным лидерам и героям Абхазии, в первую очередь, Владиславу Ардзинба, является важнейшей составляющей Национального Брендинга Абхазии как государства. Такую же важную роль в Национальном Брендинге играет и этнографический комплекс, в котором будут представлены древние этнокультурные традиции, быт и кухня автохтонов - абхазов, что продемонстрирует уникальность абхазского народа и его истории. Безусловно, такого рода проекты требуют тесного сотрудничества с научными кругами - с АБИГИ, Абхазгосмузееем, АГУ и др. Этнографический экскурсионный проект может быть весьма популярным круглогодично и для однодневных посещений туристами.

Особое внимание должно уделяться категории Бизнес-туристов, впрочем, многие туристы с целью отдыха могут вполне пополнить ряды Деловых туристов, если инфраструктура, набор услуг, маркетинг, реклама, представительства разных компаний, банков, постоянная работа Деловой площадки и Форума публичной дипломатии вызовут интерес у представителей бизнеса среди туристов, приехавших изначально только с целью отдыха. 

Туризм как «ядро» кластера (т.е. центр основного дохода АФТК на первоначальном этапе) даст множество мультипликативных эффектов и стимулов для развития малого и среднего бизнеса и смежных отраслей – финансовой, сельского хозяйства и переработки, строительной, промышленности, в частности, предположительно, мебели местного производства из натуральной древесины, что наряду с натуральными продуктами питания будет вписываться в экологическую доктрину Национального Брендинга Абхазии. 

Аграрный и финансовый компоненты АФТК

Разнообразный спектр участников Агро-финансово-туристического кластера (АФТК) - как основных, так дополняющих и вспомогательных, создаст новые рабочие места, налогооблагаемую базу, мощные стимулы для малого и среднего бизнеса и, особенно, для развития сельского хозяйства, поскольку будет создана возможность не только для роста внутренних инвестиций, в том числе внутреннего инвестирования сельхозпроизводства, из средств кластерного капитала, но и обеспечен самый проблемный сектор в развитии сельского хозяйства - гарантированный сбыт продукции как для нужд этнографического комплекса, так и для нужд сферы питания всего кластера и страны. Это будут предположительно значительные объемы заказов для сельхозпроизводителей, поскольку планируется круглогодичный прием туристов за счет разнообразия функций АФТК, в частности, постоянно действующего сегмента экскурсионного и делового туризма, переговорной деловой площадки и Форума публичной дипломатии

Несмотря на то, что синергетический эффект наиболее ожидаем от симбиоза аграрно-промышленного сектора с туристическим, т.е. кооперации с фермерскими хозяйствами и сельхозпереработкой, важное значение имеет и увязка финансового сектора с туристическим в рамках кластера, особенно, с учетом крайне неблагоприятного реального состояния финансового сектора страны. Основным мотивом для такого подхода является возможность стимулирования процесса укрепления и модернизации финансово-банковской сферы, а также обозначение финансового сектора как еще одного важного приоритета наряду с туризмом и реальным сектором на долгосрочную перспективу, когда речь могла бы идти уже о создании полноценных самостоятельных агропромышленных или финансовых кластеров с их ориентацией не только на внутренние потребности, но и на потребности регионального рынка. 

Во многих развитых странах финансово-банковский сектор является ключевым фактором оптимизации развития малого и среднего бизнеса, как и экономики в целом. В Абхазии финансово-банковская сфера находится в кризисе. Главная проблема состоит в недостатке финансового капитала, в отсутствии внешних и внутренних инвестиций в банковскую сферу. Следовательно, и в отношении финансово-банковского сектора необходимо продумать комплексную поддерживающую стратегию, в частности, в рамках кластерной политики государства. Существуют определенные мотивы для объединения финансовых учреждений в однородный финансовый кластер, и также существуют преимущества от объединения банков с предпринимательским сектором, т.е. «можно выделить два основных способа формирования объединений участников рынка финансовых услуг:

1) объединение исключительно финансовых учреждений; 2) объединение финансовых учреждений и субъектов хозяйствования различных отраслей экономики… Основными мотивами объединения финансовых учреждений являются увеличение капитала, расширение клиентурной базы и направлений деятельности… Банк в сотрудничестве с предпринимательским кластером находит постоянных клиентов и получает надежного партнера с большими финансовыми потоками. При осуществлении кредитования субъектов бизнеса, которые входят в предпринимательский кластер, банку легче оценивать деятельность этих заемщиков. Выгоды, присущие такому сотрудничеству, могут быть следующими:

1) создание совместного продукта с учетом всех потребностей клиента;

2) возможность позиционировать себя как универсального поставщика финансовых услуг;

3) получение синергетического эффекта от объединения, разработка эффективного комплекса маркетинга, рассчитанного на новый клиентурный сегмент» (12).

В условиях Абхазии, где резерв промышленности пока весьма незначителен, Банки могут получить финансовую подпитку, сотрудничая с туристическим бизнесом в рамках общих задач АФТК, увеличив тем самым свою клиентурную базу, кредитный портфель и получив надежного партнера с большими финансовыми потоками, не теряя при этом своей организационно-функциональной автономности. Синергетический эффект АФТК для этих сфер вполне реален, как и мультипликативный эффект для других отраслей, включая сельское хозяйство, переработку и промышленность. 

Участниками финансового компонента и его взаимодействия в АФТК могут быть:

• представительства финансовых учреждений, в том числе банков, страховых и лизинговых компаний; 

• представительства торгово-промышленных компаний РА и РФ, крупного, малого и среднего бизнеса РА и других стран;

• представительства объектов производства и переработки сельхозпродукции в РА;

• человеческий капитал - участники Деловых встреч и переговоров.

Участники аграрного компонента АФТК в Абхазии:

• Фермерские хозяйства и кооперативы (животноводческие, тепличные и др.);

• Предприятия сельхозпереработки и др.; 

• Сельхозпроизводители, обеспечивающие АФТК экологически чистой местной продукцией;

Дополняющие и обслуживающие участники АФТК:

• Объекты питания: рестораны, кафе, бары, апацхи и др.;

• Сервисные службы (интернет, мобильная телефонная связь, медицинские, косметологические и др.); 

• Торговый комплекс (центр);

• Спортивные объекты;

• Служба озеленения и благоустройства территории;

• Строительные компании;

• Охрана, безопасность; 

• Авиаагентство.

Вспомогательные участники АФТК: 

• Форум публичной дипломатии - международные конференции, Круглые столы, научно-образовательные мероприятия и семинары по повышению квалификации, в том числе и требуемых кадров.

• Деловой форум - деловые переговоры.

• Культурный и молодежный форумы - концерты, социальные, общественные и рекламные акции. 

• Медиа-агентства, пиар-технологии в целях Национального Брендинга и маркетинга АФТК и страны в целом;

• Аналитический центр планирования и инноваций в рамках АФТК в сотрудничестве с АГУ, АБИГИ и другими научными и культурными центрами.

Инфраструктурные проекты в рамках АФТК имеют огромное значение для решения всех задач – от обеспечения современной площадки для представительных международных, экономических, дипломатических и культурных публичных Форумов до комфортабельных и оснащенных современными техническими средствами помещений для бизнес-среды или деловых туристов. 

Локализация Агро-Финансово-Туристического кластера в Абхазии

Для того, чтобы все преимущества кластера, заключенные в том числе в географической близости и связанности его участников, могли проявиться в полной мере, территория АФТК должна быть непрерывной и единой. Его создание вероятно в разных зонах РА – Западной ( Цандрипш-Гагра), Центральной ( Гудаутский - Сухумский районы) и в Восточной (Гулрыпш - Очамчыра), что помимо всего прочего значительно оживит депрессивные районы Абхазии. 

Ожидаемые результаты

Для управления, мониторинга и оценки результатов на всех этапах реализации проекта уполномоченные представители государства, предприниматели, эксперты, общественные организации, медиа. Включение в Управляющий Совет Кластера представителей национальной элиты и экспертного сообщества обусловлено тем, что, как правило, среднестатистический предприниматель и тем более инвестор ориентированы прежде всего на коммерчески выгодный результат, в то время, как возможности АФТК позволяют решать более широкий спектр задач общегосударственного масштаба. 

Поскольку кластерная политика является государственным приоритетом РА, то из средств общего кластерного капитала могут инвестироваться и другие важнейшие государственные приоритеты, в частности, продовольственная безопасность страны, что в перспективе будет означать и поддержку развития всего агро-промышленного комплекса, экологические, образовательные программы и квалификационные семинары и т.д. По мере развития возможностей АФТК будет расширяться как количество его участников, так и количество инвестируемых государственных приоритетов. Финансово-банковский сектор в Абхазии находится в глубоком упадке на данном этапе, что препятствует экономическому развитию страны, и его оздоровление является одним из важнейших приоритетов государства.

Ожидаемые результаты от реализации кластерной инициативы по созданию Агро-Финансово-Туристического Кластера в Абхазии основаны на следующих доказанных преимуществах кластеров как нового механизма оптимизации экономики:

• Рост налогооблагаемой базы, новые рабочие места и снижение социально-имущественного дисбаланса в доходах населения; 

• Поддержка важнейших отраслей реального сектора экономики, особенно, агропромышленного комплекса;

• Мультипликативный эффект и синергия участников и отраслей АФТК;

•  Повышение конкурентоспособности всех участников АФТК в отдельности и кластера в целом за счет кооперации, уменьшения издержек и совместного преодоления рисков;

• Повышение инвестиционной привлекательности территории локализации АФТК и страны в целом;

• Создание общего Кластерного капитала как самостоятельного ресурса для внутренних инвестиций в кластере и по стране в целом; 

• Повышение инновационного потенциала АФТК и страны в целом за счет тесного взаимодействия с наукой. 

• Социально-общественная включенность АФТК за счет взаимодействия с различными сферами жизнедеятельности государства в процессе функционирования кластера;

• Формат публичной дипломатии в рамках АФТК позволит изменить международное позиционирование РА и, следовательно, бренд государства через популяризацию главных стратегических аргументов Абхазии как независимого государства и значимого регионального игрока.

• Формирование конкурентного Бренда Абхазии как активного геоэкономического актора в Черноморско-Кавказском регионе, в частности, как регионального транспортно-логистического и финансово-экономического центра ( хаба). 

• Успешный Бренд Абхазии как государства будет способствовать и укреплению Бренда РФ как донора безопасности и регионального развития, а также интеграционного центра притяжения в Евразийском и в Черноморско-Кавказском форматах, которые географически пересекаются, но политически далеко не идентичны.

В вышеприведенном обзоре были сделаны некоторые предложения для выстраивания системных политико-экономических корреляций (Национальный Брендинг - Кластерный подход) на основе стратегических приоритетов – обеспечения устойчивого развития абхазского государства и его народа. В идеале Абхазия должна стремиться к модели самодостаточных стран, т.е. обладающих достаточными природными и иными ресурсами для поддержания своей жизнедеятельности, прежде всего, развитой научной и производственной базой для модернизации своей экономики, серьезной государственной поддержкой национального бизнеса и создания инструментов преимущественного поощрения внутренних инвестиций по сравнению с внешними. Кластеры, как смешанные, так и однородные, являются организационно-управленческим подходом, позволяющим объединить собственно коммерческий и стратегический потенциал экономики РА в единый логистический комплекс практических действий, что создает новые возможности для Национального Брендинга, поскольку кластеры выступают также как Публичный Форум (13), в рамках которого ведется диалог между деловыми, правительственными и научными кругами о путях развития конкурентных преимуществ не только отдельных бизнес-проектов, но и страны в целом. Все это в комплексе позволяет предполагать высокую востребованность специальной Кластерной политики для успешного развития Абхазии на данном этапе. 

Лейла ТАНИЯ - Абхазское Агентство Черноморско-Кавказского Развития

Примечания
 
(1) Т.Г. Ильина, А.П. Голубенко. КЛАСТЕРИЗАЦИЯ НА ФИНАНСОВЫХ РЫНКАХ: ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ, МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ И ОРГАНИЗАЦИОННЫЕ ОСНОВЫ. Вестник Томского государственного университета. 2014. № 381. С. 189–194
(3) Постановление Народного Собрания – Парламента Республики Абхазия «Об осуждении геноцида и других репрессивных мер против абхазского народа и представителей других народов, проживающих в Абхазии, властями Грузинской Демократической Республики и Советской Грузии и преодоления их последствий», 15.10. 1997.
(4) О. ТЮКАРКИНА. РОЛЬ НАЦИОНАЛЬНОГО БРЕНДИНГА В ФОРМИРОВАНИИ ВНЕШНЕПОЛИТИЧЕСКОГО ИМИДЖА СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ.
(5) 3. Кушбоков А.А. Кластерный подход к управлению экономикой // Проблемы современной науки. 2012. № 4. С. 140–145.
(6) Т.Г. Ильина, А.П. Голубенко. КЛАСТЕРИЗАЦИЯ НА ФИНАНСОВЫХ РЫНКАХ: ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ, МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ И ОРГАНИЗАЦИОННЫЕ ОСНОВЫ. Вестник Томского государственного университета. 2014. № 381. С. 189–194
(7) А. Н. Асаул. Организация предпринимательской деятельности. Учебник. СПб.: АНО ИПЭВ, 2009. 336 с.
(8) Интервью Председателя ТПП РА Г.Гагулия.
(9) Бирюков А.В.. ПРЕИМУЩЕСТВА СОВРЕМЕННЫХ ИННОВАЦИОННЫХ КЛАСТЕРОВ // Транспортное дело России № 01 (2009)
(10) А. Н. Асаул. Организация предпринимательской деятельности. Учебник. СПб.: АНО ИПЭВ, 2009. 336 с. 
(11) Т.Г. Ильина, А.П. Голубенко. КЛАСТЕРИЗАЦИЯ НА ФИНАНСОВЫХ РЫНКАХ:
ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ, МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ И ОРГАНИЗАЦИОННЫЕ ОСНОВЫ. Вестник Томского государственного университета. 2014. № 381. С. 189–194
(12) Т.Г. Ильина, А.П. Голубенко. КЛАСТЕРИЗАЦИЯ НА ФИНАНСОВЫХ РЫНКАХ: ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ, МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ И ОРГАНИЗАЦИОННЫЕ ОСНОВЫ. Вестник Томского государственного университета. 2014. № 381. С. 189–194
(13) А. Н. Асаул. Организация предпринимательской деятельности. Учебник. СПб.: АНО ИПЭВ, 2009. 336 с.

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить